Из соображений политкорректности сразу оговорюсь, что все эти рассуждения действуют и в обратную сторону :)

Итак…
Как-то мы с Борисом Кириленко обсуждали разговор с одной умной и повидавшей жизнь женщиной.

2be7a66ee4e59dcbac4c9c7c8506c5d2

Женщина эта, с некоторым надрывом и страданием сетовала, что ее мужчины приходят к ней, имеют секс и временами обед.
Используют.
А что же ей?
Где дорогие подарки, шикарные поездки и все остальные атрибуты жизни прынцессы?!!
Злость!
Злость копится у доброй (между прочим) женщины.
Злость на жадных мужиков (хоть и не бедных), на себя, которая не может “как другие”, на жизнь, да на все подряд.
Ну и слезы, конечно.

Рассуждение наше с Борей началось с позиций “за нее”, а привело вот к чему.
Мы, мужики (может быть, и не очень верно, но уж как есть), считаем, что в мире есть честные женщины и честные проститутки.

(Вторые тоже со всем уважением “честные” в отличие от обычных).

Честная женщина, любя, сама искренне получает удовольствие (если хотите, счастье) от того, что находится с любимым рядом, от секса, от общего ужина, от прогулок и телевизора, от разговора и объятий.
Для нее не стоит вопросы взаимных наград:
ВМЕСТЕ — вот что главное.

Честная проститутка от всего этого честно удовольствия не получает, она все это только “дает”, то есть мужчиная ею в этом смысле — пользуется.
И это имеет цену.
А честная она потому, что цену прямо заявляет.
Мол, дружище, меня твои объятия, поцелуи и чавкание напротив никак не прикалывают, но вот за такую сумму (или вот за такие блага) я все это честно терплю и тебе удовольствие по прейскуранту — доставляю.

Проститутка нечестная, заметим бегло, прейскурант тоже выставляет, но от предоставления услуг норовит отбояриться или отделаться подешевле.
Пытается сыграть “на чувства”, которых как раз никто и не обещал.
Так один мой знакомец со смехом рассказывал, как его сосед по гостиничному номеру лоханулся: проститутка, заказанная в номер, начала рассказывать ему свою горестную жизнь и от секса отлынивать под жалобы “все жлобы, спина болит, один ты нормальный мужик”.
Деньги, однако, взяла.

Нечестная женщина к нечестной проститутке — близка.
Она обещает (не всегда явно) чувства, любовь и взаимность, но, не испытывая их на деле, считает, что “предоставляет услуги”.
И ждет — оплаты.
Ну, конечно, она не так это называет.
Ее разговор таков: “Я ему и то, и это, а он, гад, только пользуется, а сам ничего не дает”.
Ну или мало дает.

Иногда такая женщина и сама не понимает, что — НЕ ЛЮБИТ.

И что именно эта “игра в любовь”, чтобы мужчина “дал” и вызывает такую грустную (или брезгливую) реакцию у этих, не всегда очень уж глупых мужчин.

“Не ври, — звучит у него в голове, — выбирай: ты честная женщина или честная проститутка. А фальшивок я уж навидался”.

Вот так с Борей поговорили. Чего-то не хватает в нашей с ним будущей книжке. Надо еще разбираться…»
Тимур Гагин.